октябрь 2020
Адрес:
121059, Российская Федерация, г.Москва, ул. Киевская, дом 7
Телефоны:
+7(495) 542-73-78
+7(495) 795-27-10
+7(925) 517-65-84

Заврались…

08.09.2020


На минувшей неделе снова отличились польские, с позволения сказать, дипломаты. В тихой провинциальной Твери они устроили форменный дебош. Суть истории: ясновельможные панчики собирались пройти на территорию Тверского государственного медицинского университета, где в своё время находилось управление НКВД, и возложить цветы к месту, где весной 1940 года якобы были расстреляны какие-то польские граждане (на этот счёт в лихие девяностые поляки даже умудрились навесить на университетские стены специальные «мемориальные доски») - но им даже не открыли ворота. На самом деле речь, конечно же, идёт не о мирных «гражданах»… Как пишет замечательный информационный ресурс «Евразия Дейли», «речь идет о польских полицейских и жандармах, которые были признаны виновными в преступлениях против населения Западной Белоруссии, оккупированной пилсудчиковской Польшей в 1920-е годы и освобожденной Советским Союзом в сентябре 1939 года». Но когда поляков интересовала реальность и правда…

Да, сегодня в этом здании располагается Тверской государственный медицинский университет. Конечно, нынешнее его руководство и слыхом не слыхивало, каким образом его предшественники позволили навесить на стены старого университетского корпуса идиотские «мемориальные доски» в «память замученных НКВД польских граждан». Конечно, не лишне было бы поднять архивы, проверить, а потом и вытащить за ушко и на солнышко наших безмозглых чинуш, которые в период развала СССР лебезили перед варшавскими спесивыми господинчиками и, видимо, подмахнули какие-то бумаги, разрешающие это, по сути, святотатство. Но факт остаётся фактом - в мае нынешнего года прокуратура Тверской области вынесла представление о демонтаже этих «досок». И объяснение здесь было самым логичным и добросовестным. Прежде всего, «тексты на досках не соответствуют исторической правде». Кроме того, в здании ТГМУ в 1930−1950-е годы действительно находилось управление НКВД по Калининской области, однако нет документов о факте расстрела именно в «застенках НКВД» невинных поляков». В итоге «мемориальные» глупые таблицы были сняты, что вызвало форменную истерику у польских националистов и политиканов.

Рассказывают, что у поверенного в делах посольства Польши в Москве Яцека Сладевского от возмущения глаза в орбитах вращались, как голодные волки в тесной клетке.

- Никогда раньше не было, чтобы представители польского посольства не допускались в здание бывшего штаба НКВД, - шипел, не скрывая раздражения пан Яцек, - Впервые ворота перед нашей делегацией были закрыты… На наш взгляд, эти таблички там висели законно. Они никого не беспокоили 30 лет…

Самое смешное, что напыщенный Сладевский заявил, что «мы (они, то есть - прим. ред.) будем там (в Твери, надо полагать - прим. ред.) каждый год, несмотря на отсутствие разрешения российских властей». А демонтаж табличек польский «дипломат» объяснил «элементом некой борьбы за новую версию истории». Вот подлец!

Но давайте ещё раз зададимся простым вопросом: а кого, собственно, расстреляли в Твери в далёком 1939 году? Оказывается, нелюдей и зверьё, которые уходя из захваченных ранее белорусских городов и селений устраивали напоследок кровавую резню, по сути, по всей Западной Белоруссии… Один из таких волчьих набегов случился, например, в белорусском городке Скиделе. Там местные жители, узнав о приближении частей Рабоче-крестьянской красной армии стихийно подняли восстание против польской администрации. Белорусские активисты захватили ряд объектов в городе, в частности, полицейский участок. Охрану объектов и полицейских разоружили и… отпустили по домам.

А через несколько часов в Скидель ворвались подразделения польских солдат, рота жандармов и эскадрон улан. И в маленьком городке началась чудовищная резня. Известный белорусский историк Николай Малишевский так написал о ней: «началась кровавая мясорубка, бессмысленная, ибо никакие репрессии не могли воскресить Речь Посполитую».

- … Началось форменное зверство, - пишет Малишевский, - 30 человек каратели сразу же расстреляли. Расстреливали и просто тех, кто подвернулся под руку. Перед расстрелом издевались: одним выкалывали глаза, другим резали языки, третьим ломали прикладами пальцы на руках… Не разбирали ни мужчин, ни женщин. Всех их согнали у православной церкви, заставили лечь лицом вниз, били прикладами по головам, заставляли целовать землю и при этом кричали: «То земля наша, польская, вам на ней не жить!». Пока одни каратели издевались над белорусами у православного храма, другие пошли по городу.

Затем в дома жителей полетели гранаты и горящие факелы. Напрочь сгорело два десятка домов, в которых погибли женщины и дети. Но на этом трагедия Скиделя не закончилась. Из тех двухсот человек, которые пролежали весь день у православного храма, отобрали 70 человек и погнали их на расстрел…

Остальных спасло то, что в это время из-за леса показалась танкетка с красной звездой на борту. Это на выручку повстанцам в Скидель спешил летучий отряд во главе с капитаном Чернявским — два броневика и два танка. Они были нагружены оружием. Капитан Чернявский вооружил этим оружием крестьян из окрестных деревень. С их помощью Скидель был полностью очищен от польских карателей…

И таких проявлений агонии польской военщины по всей Западной Белоруссии было огромное количество. Так вот, кого-то из польских мерзавцев - жандармов и солдатни - тогда поймали. Их судили, и особо звероподобных приговорили к расстрелу. А теперь польские дипломатики придумывают какие-то «подвалы НКВД» и носятся российским городам и весям с поминальными букетиками.

Впрочем, и нам, да и самим полякам прекрасно известно, что зверствами в Белоруссии перед самой Великой Отечественной войной дело-то не ограничивается. Например, никто не собирается прощать Варшаве 70 тысяч замученных, погибших в результате пыток и нечеловеческого содержания пленных красноармейцев (спасибо бездарю Тухачевскому). Но вот ещё один важнейший момент - пять лет назад специалисты Росархива на своём официальном сайте опубликовали 70 документов, в которых сухим языком протоколов, докладных и аналитических записок, а также официальных заявлений представителей советского правительства, отчётов с мест событий, писем фронтовиков - рассказывается о том, как поляки, по сути, воевали против Красной Армии. Армии, которая спасла Краков… Армии, которая за освобождение Польши положила более 600 тысяч своих солдат и офицеров… Если бы наши только знали, сколько их погибнет от рук тех, за кого они сражались, за кого погибали…

Итак, документы…

Вот сов.секретная записка отдела военной цензуры НКГБ 1-го белорусского фронта от 27 апреля 1944 года… Здесь приводятся телеграммы из различных подразделений. «Бандиты напали на наши подводы с продовольствием, сопровождающих убили, подводы забрали…», «… Снимают часовых, режут мирное население и военных…», «постоянно ждешь, что на тебя нападут из-за угла, обстреляют, бросят гранату, открываешь дверь с автоматом в руках», «в одиночку нельзя отойти на 200 метров, под каждым кустом – смерть…»… Таков общий смысл подобного рода записок.

… А вот начальник политуправления 3-го Белорусского фронта сообщает об убийстве Героя Советского Союза майора Канарчика. Офицер, награжденный «Золотой звездой», двумя орденами Отечественной войны и двумя орденами «Красная звезда», был отправлен в отпуск после ранения. С ним в машине ехали ещё несколько офицеров, солдат и медсестра. Машина попала в засаду - около 30 бандитов из «Армии Крайовой» обстреляли машину. Чудом выжил только один боец. Он рассказал, что всех раненных и погибших поляки облили бензином и сожгли. По горячим следам были схвачены несколько участников банды - они показали, что руководил бандой польский офицер…

… 31 октября 1944 года генерал Телегин сообщает в Главное политуправление Красной армии о разведданных, которые заключаются в том, что поляки контактируют с немецкой армией, получают некие указания из «эмигрантского польского правительства» в Лондоне, ведут антисоветскую пропаганду и формируют легионы для борьбы с Красной армией. В письме от 8 ноября приводится перечень убитых и раненых 2-го Белорусского фронта от рук диверсантов и террористов на территории Польши, среди которых солдаты и офицеры, а также спецпредставитель Совнаркома БССР.

В тылу 1-го Белорусского фронта органы НКВД за период с 22 июля по 22 ноября 1944 года зафиксировали 11 терактов, в которых убито и ранено девять человек. Генерал Телегин сообщает в конце ноября о 50 терактах, в которых пострадало 56 военнослужащих.

Заместитель наркома обороны генерал армии Булганин в докладной записке на имя Сталина приводит общую статистику: в результате действий польских бандитов с 1 августа по 25 ноября 1944 года убито 184 солдата и офицера, 78 – ранено. В числе опубликованных документов есть и персональные письма Сталина Черчиллю и Рузвельту о подрывной деятельности польских военных. Отдельный документ – обсуждение польского вопроса на конференции в Ялте, где Франклин Рузвельт прямо говорит о том, что «польский вопрос в течение пяти веков причиняет миру одну головную боль».

Ряд документов затрагивает время после 9 мая. Например, 16 мая пропали три красноармейца - их тела нашли только через двое суток. В прилагаемых актах судмедэкспертизы делается вывод о том, что солдаты подвергались «долгим, нечеловеческим зверским истязаниям и пыткам, после чего были застрелены из огнестрельного оружия в упор». В ещё одном перечне убитых и раненых от рук головорезов «Армии Крайовой» приводятся фамилии и обстоятельства гибели 264(!) человек.

Самое отвратительное, что нападения продолжались и после капитуляции Германии, то есть, после фактического завершения войны в Европе. Так, например, 22 мая 30 бойцов, так называемой, «Армии Крайовой» напали на наш полевой аэродром. Бандиты убили трёх летчиков, а тела их сожгли. По данным «Смерш», с сентября 1944 по май 1945 на территории Польши бандиты совершили 127 терактов, в которых пострадали 136 человек.

И ещё одна страшная цифра - в перечне сводных данных об убийстве красноармейцев польскими бандитами, в том числе и из «Армии Крайовой» значится: на территории западных областей Украины, Белоруссии, Литовской ССР и Польши было убито 593 солдата и офицера, 219 – ранено, 45 – пропало без вести.

И, наконец, справка главного управления по борьбе с бандитизмом МВД СССР «об убийствах и ранениях польскими бандитами военнослужащих Красной армии за вторую половину 1945 и неполные два месяца 1946 года» – то есть, фактически, в сугубо мирное время. Так вот, в это, повторимся, мирное время - было убито 1230 человек, а ранено 492 человека.

Хотелось бы заметить одно немаловажное обстоятельство – это только опубликовали 70 такого рода документов. А сколько их на самом деле? Множество! И в каждом – непостижимая звериная жесткость тех, чьи потомки сегодня продолжают «дело» отцов. Но при этом нынешние польские упыри, поменяв ножи и автоматы на цивильный костюм, любят похныкать, пустить слезу, выставить себя невинными жертвами «советского молоха». Более того, у этих мерзавцев хватает наглости заявлять, что действия бандитов из «Армии Крайовой» – это, дескать, «вынужденная вооруженная самооборона против действий коммунистической власти». Да нет, ребята… Когда банда вооружённых животных врывается в беззащитный лазарет, убивает и насилует медсестёр, добивает раненных красноармейцев, выкалывает им глаза и вспарывает животы – это не «самооборона», а проявление истинного польского национального характера… Когда на поле у польского местечка садится неисправный советский самолет, а бандиты из «Армии Крайовой» убивают ничего не подозревавших пилотов – это не «вынужденная вооруженная самооборона», а всё тот же польский синдром.

Поэтому польским сударикам со своими дощечками и тверскими фальшивками лучше катиться куда подальше. Пока что подобру, как говорится, поздорову…

Владимир Попов


Возврат к списку