июнь 2021
Адрес:
121059, Российская Федерация, г.Москва, ул. Киевская, дом 7
Телефоны:
+7(495) 542-73-78
+7(495) 795-27-10
+7(925) 517-65-84

Научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр ВОРОБЬЁВ: «Стабильность Центральной Азии — это безопасность южных границ России»

19.05.2021


Сегодня в Душанбе начинает работу заседание Совета министров иностранных дел Организации Договора о коллективной безопасности. СМИД ОДКБ пройдет в очном формате под председательством Министра иностранных дел Республики Таджикистан Сироджиддина Мухруддина. В заседании примет участие Генеральный секретарь ОДКБ Станслав Зась.

Известна и повестка душанбинской встречи - главы внешнеполитических ведомств стран-участниц ОДКБ намерены обсудить «состояние и перспективы развития международной и региональной обстановки и её влияние на безопасность государств-членов Организации». Ожидается также, что Совет МИД примет ряд важных политических заявлений.

Исходя из этого, нетрудно догадаться, что интерес к этому событию со стороны отечественных и зарубежных СМИ более, чем значительный. Также в преддверии старта этого важного форума и пресса, и экспертные сообщества разных стран активно обсуждают среднеазиатские реалии, ещё раз задаются вопросами о современном положении Средней Азии, о растущих экономических, политических, военных связях между тамошними республиками, о роли России и ОДКБ в поддержании стабильности и безопасности в регионе, а также попытках других мировых игроков, образно говоря, разложить свою партию в среднеазиатском пасьянсе.

И пока главы внешнеполитических ведомств стран-участниц ОДКБ прибывают в Душанбе, готовятся к заседанию, мы хотели бы представить видение этих вопросов от научного сотрудника Института востоковедения РАН и директора Центра инвестиционного и интеграционного сотрудничества Александра Воробьёва. Не так давно он дал информационному ресурсу «Региональная аналитическая сеть Центральной Азии» большое развёрнутое интервью, и нам эти суждения политолога Александра Воробьёва показались достаточно интересными.

Итак…

- Россия остается важнейшей страной, от которой зависят экономики, безопасность, дипломатии и многие другие факторы в странах Центральной Азии, - говорит Александр Воробьёв, - Но Россия одновременно положительно относится и к конструктивным формам региональной кооперации в Центральной Азии, поскольку это способствует укреплению атмосферы доверия и взаимопонимания между этими странами, а также более эффективному решению имеющихся проблем… Скажу больше - в российской экспертной среде внимательно следят за процессами региональной кооперации в Центральной Азии. Большой интерес, например, вызывают совместные инициативы Казахстана, Туркменистана и Узбекистана по интенсификации торгово-экономического сотрудничества, улучшению и развитию транспортной связанности региона. При этом видится, что в региональной кооперации сегодня преобладают инклюзивные форматы сотрудничества. Одни и те же государства входят в состав ОДКБ, ЕАЭС, ШОС и других организаций. К процессам региональной кооперации в Центральной Азии активно подключаются Россия и Китай в силу того, что страны Центральной Азии в отдельных экономических и политических аспектах гораздо сильнее связаны с Москвой и Пекином, нежели друг с другом. Этот фактор — относительно слабо развитый комплекс взаимосвязей государств Центральной Азии друг с другом, несмотря на географическое соседство — несколько ограничивает возможности региональной кооперации.

Также очевидно, что уровень взаимного доверия между странами региона не всегда соответствует желаемому, подтверждением чему служит последний конфликт на границе Кыргызстана и Таджикистана. Такие эксцессы существенно подрывают атмосферу доверия и сотрудничества в регионе. При этом, позитивным моментом является наличие в регионе государств, проводящих ответственную политику и действительно заинтересованных в превращении Центральной Азии в территорию сотрудничества и добрососедства. Россия также в этом сильно заинтересована.

… Интересна региональная ситуация, связанная с Казахстаном и Узбекистаном. Порой приходится слышать, что эти страны должны стать локомотивом региональной кооперации. Что ж, мы должны сказать, что Узбекистан и Казахстан - это крупные страны региона с наибольшим экономическим и военным потенциалом, и с недавних пор они демонстрируют высокий уровень взаимопонимания и договороспособности по широкому кругу экономических и политических вопросов. Но для Узбекистана взаимодействие с соседями по региону всё же является более важным, нежели для Казахстана. Ташкенту важны рынки сбыта широкого ассортимента собственной продукции, среди которых много товаров повседневного спроса. Эти рынки сбыта находятся как в Центральной Азии, так и за ее пределами (РФ, Турция, Южная Азия и другие). Казахстан менее заинтересован в экспорте собственной продукции в соседние государства Центральной Азии, поскольку основой экспорта Казахстана являются минеральные ресурсы, преимущественно поставляемые в Европу и КНР.

Также Казахстан менее зависит от государств Центральной Азии в транспортно-логистическом отношении, поскольку имеет границу с Россией, Китаем, а также прямой выход в Закавказье и Турцию через Каспий. Узбекистан же со всех сторон окружен государствами Центральной Азии и из внерегиональных участников граничит лишь с не самым благополучным Афганистаном. Поэтому, вероятно, что Ташкент продолжит и далее прикладывать существенные усилия в развитии региональной кооперации, проявляя больше инициативы, чем Нур-Султан.

Что касается регионального лидерства, то этот вопрос не имеет большого практического смысла. Равно как и не является правильным и конструктивным противопоставлять друг другу два наиболее развитых и ответственных государства региона, от которых зависит стабильность в Центральной Азии. Важно отметить, однако, что за последние годы Узбекистан совершил качественный скачок, как в своем внутреннем развитии, так и в укреплении собственных внешнеполитических позиций в регионе и на евразийском пространстве в целом.

По итогу региональным лидером Центральной Азии станет та страна (или те страны), которая наряду с наращиванием своих экономических возможностей сумеет найти общий язык и наладить эффективное сотрудничество с другими государствами региона — Кыргызстаном, Таджикистаном и Туркменистаном, а также с ключевыми внерегиональными участниками.

… Несколько слов о роли России в среднеазиатских делах. Если кто-то хочет умалить роль Кремля в решении многих здешних вопросов, то он заблуждается. Вряд ли Москве сложно поддерживать свое участие в центральноазиатских делах на должном уровне. Если определенное снижение внимания к делам Центральной Азии даже вдруг и наблюдалось в последнее время из-за «горячих процессов» на западном и южном направлении, то с большой долей вероятности, это носило временный характер. Одного значимого по меркам российского руководства события в Центральной Азии будет достаточно, чтобы «вернуть» обычное или даже усиленное внимание Москвы к центральноазиатским делам. К тому же стратегические партнеры России в регионе, к которым относятся Казахстан и Узбекистан, способны самостоятельно определять региональную повестку, учитывая, в том числе, и российские интересы.

Что касается места Центральной Азии во внешней политике России, то нужно понимать, что регион никогда не был «фронтальным» направлением внешней политики Москвы. Исторически Россия в основном боролась с угрозой либо с Запада (крестоносцы, Речь Посполитая, Наполеон, Гитлер), либо с Юга (Османская империя, Персия). Видимо, этот «культурный код» внешней политики в какой-то степени актуален и до сегодняшнего дня. Но это вовсе не означает, что Центральная Азия не важна для российской внешней политики. Стабильность Центральной Азии — это безопасность южных границ РФ. Многие проблемы сегодня носят трансграничный характер – наркотрафик, терроризм, беженцы, экология и другие. В случае «пожара» в Центральной Азии у России не получится от него отгородиться даже при большом желании. Кроме того, страны Центральной Азии — это растущий рынок сбыта, источник рабочей силы (что важно в силу демографического спада в России), источник определенных видов редких ресурсов, важная в транспортно-логистическом отношении часть Евразии. Россию и народы Центральной Азии также связывает общее историческое прошлое, тесные гуманитарные связи. Кроме того, не стоит забывать, что Россия является родным домом для многих тюркских народов, а ислам, наряду с православием и буддизмом, входит в число трех традиционных религий России. Москве было бы крайне неразумно «оставлять» регион Центральной Азии, как «советуют» некоторые комментаторы в силу того, что это в корне противоречило бы национальным интересам РФ.

Другой важный момент заключается, на мой взгляд, в том, что международная обстановка становится более напряженной, и странам Центральной Азии приходится прикладывать больше усилий и дипломатического мастерства для того, чтобы балансируя между интересами крупных международных игроков, отстаивать собственные национальные интересы. Однако в этой ситуации имеются поводы для умеренного оптимизма. Во-первых, есть факторы, которые сдерживают США, Китай и Россию от сползания к ещё более жёсткой конфронтации. Это – взаимные экономические интересы, которые есть, как и в случае отношений по линии «США-Россия», так и в случае отношений по линии «США-Китай». Во-вторых, это нежелание получить полномасштабный вооруженный конфликт с непредсказуемыми последствиями. В случае, если международно-политическая обстановка останется такой же или ухудшится незначительно, государства Центральной Азии сохранят возможности проведения многовекторной политики.

Другим положительным фактором мне видится нахождение стран Центральной Азии в своеобразном тылу внешней политики как России, так и Китая. В связи с этим, можно рассчитывать на то, что страны региона все же останутся в стороне от геополитической активности крупных игроков, чего, к примеру, будет труднее избежать «пограничным» Белоруссии или Молдове. К тому же, важно понимать, что государства Центральной Азии в силу их географической расположения, тесной экономической и политической связи с Москвой и Пекином уже частично сделали свой геополитический выбор и действуют на международной арене, учитывая интересы своих партнёров. Вряд ли усиление регионального сотрудничества стран Центральной Азии как-то могло бы повлиять на их способность противостоять давлению извне. Даже более крупным и сильно институционализированным региональным объединениям, таким как ЕАЭС или Европейскому Союзу зачастую с большим трудом удается вырабатывать общую позицию по вопросам, если интересы государств-участников различаются. Государства Центральной Азии находятся только в начале этого пути.

… Теперь – о попытках Турции участвовать в среднеазиатских делах… Доводилось читать о том, что Россию должно беспокоить усиление Турции, особенно пантюркистских идей, которые она активно проводит. Мне думается, что, несмотря на ряд разногласий и различия во взглядах, Анкара является важным политическим и экономическим партнером Москвы. Интересы России, Турции и стран Центральной Азии во многом совпадают: все стороны заинтересованы в поддержании региональной стабильности и развитии экономических связей. Для Турции сегодня является важным развитие транспортно-логистических маршрутов с Востока на Запад через дружественные и близкие в этнокультурном плане страны Центральной Азии. Турция ищет рынки сбыта собственной продукции, налаживает военное и гуманитарное сотрудничество со странами Центральной Азии. То же самое делают и многие другие международные игроки в регионе.

Беспокоить может, скорее, не распространение пантюркистских идей, сколько имеющий место постепенный отход Турции от принципов светского государства. В стране идет постепенная ревизия культурно-идеологического наследия Мустафы Кемаля, и неясно: временный этот тренд или постоянный? Большую роль, чем раньше, в жизни общества начинают играть культурные и религиозные фундаменталисты, что стимулируется активным вовлечением Анкары в региональные конфликты. Вероятно, и для государств Центральной Азии, стоящих на позициях светского государства, этот вопрос тоже может иметь принципиальное значение. Если экономические интересы стран Центральной Азии и Турции во многом совпадают, то политические – далеко не всегда. При этом мягкая сила Турции в регионе будет сохраняться в любом случае.

… Теперь главный вопрос сегодняшней повестки - каковы перспективы ОДКБ в региональных конфликтах особенно пограничных… Я убеждён, что к участию ОДКБ в разрешении региональных и пограничных конфликтов следует подходить крайне взвешенно и осторожно, так же как взвешенно и осторожно следует использовать при болезни сильнодействующие лекарства. Под региональным, пограничным конфликтом можно понимать абсолютно разные по своему содержанию ситуации. Например, это может быть попытка вооруженных боевиков вторгнуться в Таджикистан с территории Афганистана. А может быть ситуация с пограничным конфликтом между Таджикистаном и Кыргызстаном, свидетелями которого мы стали в конце апреля-начале мая нынешнего года. Разумеется, в первом случае использование потенциала ОДКБ будет обоснованным и целесообразным. А в случае с конфликтом Бишкека и Душанбе — нецелесообразным и опасным, поскольку, во-первых, конфликт можно урегулировать путём переговоров, а во-вторых, это — конфликт членов организации.

Что касается эффективности или неэффективности ОДКБ, то речь, скорее, следует вести об эффективности государственного управления отдельных стран региона, зрелости и ответственности их политического руководства и способности достигать компромисса в спорных вопросах. От этого, кстати, зависит не только и не столько работа ОДКБ, сколько мир и стабильность в регионе Центральной Азии, перспективы развития той же самой региональной кооперации. В целом интересы республик Центральной Азии и России не такие и противоречивые – особенно в экономике – беспокоят только вопросы памяти, языка и идентичности. Но здесь, на мой взгляд, не совсем правильно вести речь об интересах России, с одной стороны, и интересах стран Центральной Азии, с другой стороны. Ведь речь идет о пяти разных государствах Центральной Азии, у каждого из которых свои национальные интересы, свое собственное прочтение истории, своя общественно-политическая повестка и свои особенности гуманитарной политики. Например, власти и общество Казахстана сегодня уделяют большое внимание трагическим для казахского народа страницам истории советского периода 1930-х годов и переводу алфавита с кириллицы на латиницу. А соседний Узбекистан, напротив, ищет в советском прошлом объединяющие моменты и увеличивает количество часов преподавания  русского языка. Туркменистан движется по своей особой траектории развития, существенно сократив гуманитарные контакты с «внешним миром». Свои особенности гуманитарной политики, восприятия истории, восприятия России и своих ближайших соседей по региону есть в Кыргызстане и Таджикистане.

Но в любом случае двусторонние отношения России с государствами Центральной Азии, равно как и государств Центральной Азии, друг с другом, должны строиться на основе уважения интересов друг друга, суверенитета, территориальной целостности, истории и культуры. Перед Россией и государствами Центральной Азии стоят схожие вызовы, порожденные пандемией и экономическими ограничениями. И Россия, и страны Центральной Азии заинтересованы в поддержании стабильности в Евразии, ускорении экономического роста. Накопленный за долгие годы багаж сотрудничества и взаимопонимания между нашими странами должен быть использован для решения именно этих задач.

Владимир Попов


Возврат к списку